Весть к адвентистам      Знамения      Все статьи      Видео      Псалмы      Беседа      Видео новости       Пишите   
Предостережение Церкви остатка

ПРОРОК

человек на все времена?
Елена Уайт и ее муж Джеймс

Изменить шрифт:  А  А  А

(1Кор 1:27-29) Rambler's Top100 «немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное… чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом»



В 1842 году Вильям Эллис Фой - мулат, проживавший в Бостоне, штат Массачусетс, получил с интервалом в несколько недель два видения. Первое (18 января) длилось 2,5 часа, а второе (4 февраля), - невероятно, но факт - 12,5 часов. Его физическое состояние во время видения напоминало описание из 10 главы книги пророка Даниила. Как и Даниил во время видений, он не дышал, хотя сердце его продолжало нормально функционировать (см. Дан. 10:17).

Однако Вильям Фой не откликнулся на призыв к пророческому служению. К лету 1844 года Бог призвал другого человека - Хазена Фоса. И он также, спустя некоторое время, отказался от своего призвания. Таким образом, в декабре 1844 года Бог обратился к «слабейшей из слабых», и об этом речь пойдет в следующей главе.


«Слабейшая из слабых»: третий Божий избранник

До замужества Елена Голд Хармон около восьми месяцев прожила в доме адвентистского литографа Отиса Николса, в Дорчестере (теперь район Бостона), Массачусетс. Дом Николса служил ей пристанищем вдали от родного дома, пока она не получила призвания свидетельствовать. Шел 1845 год. Три человека (Саргент, Роббинс и Френч) считали, что во время видения она просто находится под гипнозом ее жениха Джеймса Уайта. Они говорили, что никакого видения не будет, если Джеймс не будет присутствовать. Однажды Саргент и Роббинс зашли к Николсу во время отсутствия Джеймса Уайта, когда в доме была Елена со своей сестрой Сарой. Мистер Николе пригласил их войти, чтобы они могли лично познакомиться с Еленой Хармон. Теперь у них была возможность самим судить о природе и источнике ее опытов, но внезапно вспомнив о неотложной встрече в Бостоне, они предложили встретиться в следующее воскресенье в Бостоне, в доме одного верующего, где Миллериты обычно каждую неделю проводили богослужение. Николе обещал привести и показать мисс Хармон.

В субботнюю ночь у Елены было видение. Утром она сообщила Николсу, что вместо того, чтобы ехать за б миль к северу, в Бостон, они должны ехать за 7 миль к югу, в Рандольф. Николе запротестовал. На карту было поставлено доверие Елене и ему самому. Она осталась непреклонной и сказала, что ангел открыл ей причину этой перемены, которую они поймут, когда доберутся до дома семьи Тайер. Прибыв на место, они обнаружили Саргента и Роббинса там. Те думали, что мисс Хармон поедет в Бостон в тот день, и, желая избежать встречи, отправились на юг. Однако теперь выхода не было, и знакомство состоялось.

После часа дня Елена Хармон была вновь призвана для получения видения, которое длилось почти до пяти часов вечера. Это было самое долгое из ее почти 2000 пророческих снов и видений.

Все это время состояние ее было необычным: Елена не дышала, но тем не менее сверхъестественным образом ей была дана возможность говорить, и она говорила довольно громко. Невероятно, но Саргент и Роббинс старались заглушить ее голос пением и громкими молитвами, но вскоре голоса их стали хриплыми и они замолчали.

Во время видения Елена подняла вверх на левой руке большую тяжелую Библию Тайеров. Держа Библию высоко над головой свободной рукой, она переворачивала страницы и указывала на тексты, обличающие ошибки доктрины Саргента и Роббинса. Сам Николе стоял на стуле, чтобы видеть, правильно ли она цитирует тексты, на которые указывает. И это действительно были те самые тексты.

Как хрупкая девушка смогла выполнить такой потрясающе героический труд? Кто она и в чем ее роль?

Официальное образование Елены Уайт - менее трех классов начальной школы. Но это не помешало ей оставить после себя огромное литературное наследие: 100 тыс. страниц рукописного текста (это 25 млн. слов). Одна из ее книг - «Путь ко Христу» переведена на 117 языков. В истории литературы она занимает четвертое место среди наиболее переводимых авторов. Она самая переводимая писательница и самый переводимый американский автор.

Елена Уайт - одна из основателей Церкви Адвентистов Седьмого Дня - родилась 26 ноября 1827 года близ деревушки Горхам, штат Мэн. У четы Хармон, Роберта и Юнис, родились близнецы: Елена и Элизабет. Они стали седьмым и восьмым ребенком в семье фермера.

Вскоре они переехали за 12 миль на восток, в город Портланд, где отец семейства начал работать шляпным мастером. Елена была «бодрым, жизнерадостным, активным ребенком». В возрасте 9 лет, обучаясь в третьем классе государственной школы Бракет Стрит, она перенесла травму. Камень, брошенный разозленной одноклассницей, перебил Елене переносицу, исказив черты лица девочки на всю жизнь. Возможно, она также перенесла сотрясение мозга. Три недели она лежала в состоянии комы.

После несчастного случая Елена не могла дышать носом, и ее здоровье было сильно подорвано. Она настолько ослабла, что была неспособна твердо держать руку, чтобы писать. В результате процесс ее образования приобрел эпизодический характер. В возрасте 12 лет она сделала последнюю попытку продолжить образование, но здоровье девочки стало снова ухудшаться. Некоторые думали, что она не доживет до своего совершеннолетия. Врачи оставляли лишь небольшую надежду на выздоровление.

Семья Хармон посещала богослужения методистской церкви на Пайн Стрит, где Роберт служил дьяконом. Еще в марте 1840 года семья Хармон услышала весть проповедника Уильяма Миллера о пророчествах, записанных в Книгах Даниила и Откровение. Он поделился уверенностью в том, что Христос вернется где-то между 1843 и 1844 годами. Спустя некоторое время, 26 июня 1842 года, Елена отдала свое сердце Иисусу и была крещена полным погружением в заливе Каско. В тот же день она стала членом церкви методистов.

Миллер, фермер-баптист, сразу после обращения в 1816 году начал интенсивное изучение библейских пророчеств, став затем проповедником. Трактовка пророчеств о времени Второго пришествия (особенно Дан. 8:14) привела его к убеждению, что Иисус Христос вернется на эту землю где-то между 1843 и 1844 годами. Он начал проповедовать свои взгляды в 1831г. и к началу 40-х годов привлек внимание большой и постоянно увеличивающейся аудитории среди людей, проживающих от Новой Англии до Миссисипи.

Так как семья Хармон примкнула к движению Миллера, в сентябре 1843 года церковь методистов исключила их из своих членов. Честная молодая христианка Елена Хармон работала над обращением своих молодых друзей. Когда позволяло здоровье, она помогала отцу в изготовлении шляп, а ее сестра Сара вязала чулки. Они с удовольствием жертвовали деньги для помощи в проповеди Миллера о Втором пришествии.

Последователи Миллера, среди которых была Елена и ее семья, глубоко переживали разочарование, когда 22 октября 1844 года, несмотря на ожидания Миллера и его последователей, Иисус не пришел. Вместе со своими соратниками-адвентистами Елена долгие недели искренне искала у Бога света и руководства.

Два месяца спустя, в один из декабрьских дней 1844 года Елена вместе с четырьмя женщинами на коленях молилась в доме друга семьи миссис Хайнс, в южном Портланде.

Внезапно Дух Святой снизошел на Елену и ей было дано видение. Причем состояние худенькой, весом около 40 килограммов, с плохим здоровьем семнадцатилетней девушки напоминало состояние святых пророков, описанное в Слове Божьем.

Елена знала о предшествовавших видениях Уильяма Фоя и Хазена Фоса, о которых упоминалось в предыдущей главе. Она поняла, что Фой не свидетельствует более, а Фос отказался от служения, предложенного ему. Она приняла возложенную на нее обязанность с большой неохотой и не без дурных предчувствий. Так она стала третьей, избранной Богом, - «слабейшей из слабых».

С целью распространения своего свидетельства в начале 1845 года Елена предприняла путешествие в Орингтон, штат Мэн. Во время путешествия она встретила проповедника-миллеровца Джеймса Уайта, который был старше ее на шесть лет. Работа случайно свела их вместе, и привязанность развилась в любовь. Бракосочетание Джеймса и Елены Уайт состоялось 30 августа 1846 года.

Вскоре после свадьбы молодожены прочли 48-страничную брошюру, написанную отставным морским капитаном Джозефом Бэйтсом. Он писал о «непреходящей» святости седьмого дня (субботы) - Субботы для новозаветных христиан. Позже они лично познакомились с Бэйтсом. Интересно то, что сначала отношение миссис Уайт и капитана Бэйтса друг к другу было отрицательным. Она полагала, что Бэйтс слишком подчеркивает важность четвертой заповеди (о Субботе), а он оспаривал достоверность ее пророческого дара. В конце концов оба изменили свое мнение. Семья Уайтов стала соблюдать Субботу, полностью основываясь на свидетельствах Священного Писания. Семь месяцев спустя у Елены было видение (3 апреля 1847 года), в котором Бог показал ей обязательность соблюдения Его закона на данном этапе. (Важно заметить, что адвентистская доктрина берет свое начало не в видениях Елены Уайт. Видения либо подтверждали ее в том случае, если из тщательного исследования Библии делались правильные выводы, либо исправляли ее в том случае, если исследования велись не в том направлении. Но никогда видения не давали начало развитию доктрины.)

Первые года супружества Уайты жили в нищете и часто испытывали нужду. Церковной организации, которая бы оказывала финансовую поддержку духовенству, тогда еще не было. Таким образом, Джеймсу приходилось делить свое время между поездками и проповедями, с одной стороны, и, с другой стороны, заработками на жизнь. Он служил в лесничестве, на дорожном строительстве и собирал урожай.

Первую книгу своей жены Джеймс Уайт опубликовал в 1851 году. Это была скромная брошюра объемом 64 страницы. В 1854 году к ней последовало приложение. В 1850 году Джеймс начал издавать «The Advent Review and Rabbath Herald», известный сегодня просто как («Adventist Review»). Затем, в 1852 году - периодическое издание для подростков («The Youth's Instructor» «Наставник молодежи»).

Скромный дом в Рочестере, штат Нью-Йорк, принял не только вновь приобретенное издательство; но также семью Уайт и весь персонал издательства, они размещались там с 1852 по 1855 год.

В те дни ощущалась особая нужда в материальных пожертвованиях. Один из первых адвентистских служителей Херам Эдсон продал ферму и одолжил значительную часть средств семье Уайт на покрытие расходов по покупке первого печатного станка издательства. А его жена, продав некоторые серебряные украшения (свадебный подарок), пожертвовала деньги на издание специального выпуска журнала «Восход». В нем адвентисты впервые говорили об Иисусе как Первосвященнике в небесном святилище.

Дух самопожертвования и самоотречения царил в семье Уайт. Чтобы как-то обставить дом, Джеймс принес десять старых стульев, среди которых не было и двух одинаковых... Они не могли позволить себе масло и картофель, так как это было очень дорого, и Елене приходилось заменять их репой и соусом. Их первые обеды в издательстве, где они жили, готовились на противне, положенном на две пустые бочки. Елена говорила: «Мы готовы переносить лишения, только бы дело Божие распространялось». В 1855 году семья Уайт и их скромное издательство перебрались в более просторные апартаменты в Баттл Крик, штат Мичиган. Вместе с регистрацией издательского учреждения в 1861 году (первая официальная организация Адвентистов Седьмого Дня) Баттл Крик стал адвентистским центром. В 1863 году была организована Генеральная Конференция Церкви христиан Адвентистов Седьмого Дня. Три года спустя был открыт Западный институт реформы здоровья, который позже будет переименован в Баттл-Крикский санаторий под покровительством своего директора - всемирно известного изобретателя кукурузных хлопьев доктора Джона Харвея Келлогга. В 1874 году в Баттл Крике был открыт колледж (ныне университет Эндрюса, перемещенный в Берриен Спрингс, штат Мичиган). В 1879 году был возведен самый большой в то время, на три тысячи мест, храм в Мичигане. Так как для покрытия расходов по строительству храма адвентистов призывали жертвовать 10-центовые монеты, то впоследствии он получил название «10-центового Молитвенного дома». (Молитвенный дом сгорел до тла в 1922 году и был заменен меньшим сооружением.)

Тем временем семья Уайт продолжала трудиться на ниве Божьей. Однажды они проделали путь в 35 миль на юго-запад из Баттл Крик в Парквиль. Это было в субботу, 12 января 1861 года. Там они участвовали в обряде посвящения молитвенного дома адвентистов седьмого дня, где Елена Уайт была почетным докладчиком. Закончив свою речь, она села и в ту же секунду была погружена в видение.

Среди присутствующих прихожан был некий доктор Браун, местный врач-спиритист (из разряда «магнетических целителей» или «исцеляющих энергией», об опасности которых позже предупредит Елена Уайт), использовавший гипноз как средство лечения. До этого он хвастался местным адвентистам, будто точно знает, что видения миссис Уайт не более чем состояния гипнотического сна. И если она когда-нибудь будет иметь видения в его присутствии, он в одну минуту может вызвать ее оттуда. Кто-то в этот момент напомнил ему о его заявлении и попросил продемонстрировать это на практике.

Очевидец происшествия Дж. Лофборо оставил яркие воспоминания о случившемся:

«Доктор подошел и стал изучать ситуацию, но еще не успев до конца все обследовать, он вдруг страшно побледнел и затрясся, как осиновый лист. Старший Уайт сказал: "Ну что, доктор даст нам свое заключение о ее состоянии?" Он ответил: "Она не дышит". И стал быстро пробираться к двери. Те, кто стоял у двери и знал о его хвастовстве, сказали: "Идите обратно и сделайте то, что Вы обещали: выведите эту женщину из состояния видения". В сильном замешательстве он схватился за дверную ручку, но открыть ее он смог не ранее, чем дал ответ на вопрос стоявших у двери прихожан: "Доктор, что же это?" Он ответил: "Только Бог знает; дайте мне выйти из этого дома".

Но гораздо больший интерес представляет содержание этого замечательного видения. Миссис Уайт видела события будущего, связанные с надвигающейся угрозой Гражданской войны. В то время на Севере были распространены следующие мнения: первое - Гражданской войны не будет; второе - в том невероятном случае, если война начнется, она не будет длиться слишком долго; и третье - Север наверняка победит.

За три недели до этих событий штат Южная Каролина заявил о своем отделении от Соединенных Штатов. Затем еще три штата в течение недели, со среды до пятницы, последовали его примеру. В субботу этой недели и было видение. Стрельба в форте Самтер, спровоцировавшая войну, будет только спустя три месяца. Когда вновь избранный президент Линкольн объявит призыв в армию, он будет набирать только 75 тысяч добровольцев на трехмесячный срок службы.

Видение миссис Уайт противоречило бытующей в то время «народной мудрости»: первое - она прямо заявляла, что война будет, второе - большое количество штатов отделятся (и 11 действительно отделились); третье - огромные армии столкнутся лицом к лицу в жестокой рукопашной схватке; четвертое - невероятно широко распространятся разбой и резня; пятое - большие страдания ждут людей, заключенных в тюрьмы, и многие семьи потеряют мужей, сыновей, братьев. Очнувшись от видения, миссис Уайт мрачно обвела взглядом лица людей, стоявших перед ней, и сказала: «В этом доме есть те, кто будет потерян навеки в этой войне».

Спустя около 22-х лет очевидец Лофборо отыскал старосту церкви Парквиль, который проводил служение в ту субботу. Он спросил старосту об исполнении предсказания о том, что некоторые из присутствующих семей потеряют сыновей в войне. Староста немедленно указал на пять таких случаев, и поразмыслив сказал, что, возможно, могло быть и еще пять подобных случаев.

Позже из видений миссис Уайт узнала о причинах того, почему война длилась так долго. Одна из них следующая: Бог не позволял победить Северу до тех пор, пока главный вопрос войны - воссоединение штатов не был заменен вопросом отмены рабства. Ей также было показано, какое широкое распространение среди офицеров высоких рангов получило использование спиристов-медиумов для получения тактических советов по ведению войны.

За время, проведенное в Баттл Крике, русоволосая и сероглазая миссис Уайт стала хорошо известна в городе. Бодрая, отзывчивая, как сказали бы сейчас - экстроверт, миссис Уайт заработала прекрасную репутацию как разумная покупательница, гостеприимная хозяйка, красноречивый оратор и заботливая жена. Со временем у нее родилось четыре сына. Генри, рожденный в 1847 году, умер в возрасте 16-ти лет от пневмонии. Джон Гербет родился в 1860 году, прожил только несколько месяцев и умер от тяжелого инфекционного заболевания. Джеймс Эдсон (1849) и Уильям (1854) дожили до глубокой старости.

Эдсон опубликовал несколько книг, в том числе первый сборник гимнов, в который вошли несколько песен его собственного сочинения. Он построил речной пароход «Утренняя звезда», на котором плавал вниз по Миссисипи до Виксбурга. Пароход служил аудиторией и классной комнатой на плаву для обучения неграмотных чернокожих письму. Здесь они получали свои первые уроки по чтению. Нашлось место также и для печатного цеха и жилых кают.

Уильям Уайт стал рукоположенным служителем церкви. После смерти отца в 1881 году он стал доверенным лицом и помощником во время путешествий своей матери, которой было тогда 53 года.

После смерти мужа миссис Уайт провела два года в Европе (1885 - 1887) и девять лет в Австралии и Новой Зеландии (1891 -1900). Она помогала создавать и развивать новые медицинские, образовательные и издательские учреждения. В результате ее советов работа быстро растущей церкви была поставлена на прочную основу. (Когда в 1863 году была организована Генеральная Конференция, церковь насчитывала 3500 взрослых крещенных членов.) К 1890 году эта цифра достигла 29700, в 1900 году - 75 тысяч, а к 1909 году в церкви насчитывалось уже 100 тысяч членов.

Последние 15 лет жизни Елена Уайт провела в скромном доме около Св. Елены в Калифорнии, 60 миль севернее Сан-Франциско. Она назвала свой дом «Элмсхевен». Здесь она закончила рукописи девяти своих последних книг: «Воспитание», «Служение исцеления», «Деяния Апостолов», «Советы родителям и учителям», «Патриархи и пророки», «Свидетельства для церкви», тома 7 - 9 и «Работники Евангелия». Это был один из самых плодотворных периодов ее литературной деятельности.

Живя в «Элмсхевене», Елена следила за расширением церковного служения, пропагандирующего здоровый образ жизни через развитие санаториев, которые сегодня превратились в общественные госпитали первой медицинской помощи, располагающиеся в Парадиз Валлей (около Сан-Диего), в Гленделе и Лома-Линде. В последнем она провела работу по дополнительному учреждению адвентистской медицинской школы. Известный вначале как колледж медицинских евангелистов, сегодня это - университет Лома-Линда, самое большое адвентистское учебное заведение.

Последнее известное нам «явное» видение Елены Уайт, со всеми сопутствующими впечатляющими физическими феноменами, было в Портланде, Оригон, в июне 1884 года. Однако ночные пророческие сны продолжали доносить особые вести от Господа почти до самой ее смерти, которая наступила 16 июля 1915 года.

И в «явных» видениях днем и в пророческих снах ночью она видела стоящего рядом с ней одного и того же ангела как Божественное подтверждение истинности ее опыта. Иногда она видела событие или случай из прошлого, настоящего или будущего. Иногда она просто получала информацию или указание к действию. Иногда ее видения носили характер притч.

У миссис Уайт, как и у библейских пророков, живших до нее, было три возможных способа, как донести весть: она могла цитировать Божественного вестника; использовать писание другого автора (библейские авторы часто прибегали к этому методу); или она могла передать Божию весть своими словами.

Несмотря на то, что официальное образование Елены Уайт сводилось менее чем к трем классам школы, было бы несправедливо утверждать, что она была необразованным и плохо информированным человеком. Образование, как известно, мы получаем не только, а часто не столько из формального посещения уроков. Источниками образования миссис Уайт были: 1) книги - в ее личной библиотеке насчитывалось более семисот наименований книг; 2) путешествия по трем континентам; 3) встречи с хорошо образованными, знающими людьми (каковыми были многие ее друзья, руководители церкви); 4) и наконец, около двух тысяч бесед с небожителями в видениях.

Вероятно, тремя самыми известными книгами Елены Уайт являются: небольшая брошюра о том, как стать христианином и поддерживать это духовное состояние - «Путь ко Христу» (1822) (опубликованная на 117 языках); «Великая борьба между Христом и сатаной» (1888) и «Желание веков» (на русском языке издана под названием "Христос - надежда мира") (1898), ни с чем не сравнимая биография нашего Господа. «Желание веков» стало основой трилогии о Христе и Его учении (две другие: «Мысли на горе благословений» (на русском языке издана под названием "Правила счастливой жизни") – разъяснение Нагорной проповеди Христа, и «Наглядные уроки Христа», интерпретация основных притч Иисуса).

В книге Эдит Динн «Величайшие женщины христианской веры» содержатся полные биографии 47 духовных руководителей христианства, а также 76 кратких очерков. Вот что пишет Динн относительно Елены Уайт:

"Она не только предсказывала будущее, но также давала мудрые советы о настоящем. Конечно, она была гласом Божиим. Ее простая жизнь, как и жизнь пророков древности, была отмечена унижением, аскетизмом. Божественными уроками и преданностью делу. Как и они, она обращалась к Богу за помощью и исцелением. Настолько тверда стала ее вера, что она поистине творила чудеса для адвентистов... Во всех своих книгах, которые теперь издаются миллионными тиражами, она пишет о Библии как о Книге книг, высшем путеводителе для Человечества. Хотя движение Адвентистов Седьмого Дня очень сильно расширилось только после ее смерти в 1915 году, тем не менее при жизни она также могла радоваться, наблюдая его прогресс. Перед ее смертью количество членов Церкви выросло до 140 тысяч, а священство - до 2,5 тысяч. По всему миру были разбросаны 40 издательств, 80 медицинских учреждений, на каждом континенте появились адвентистские миссии. Все это началось семьюдесятью годами раньше только на основании веры, которую Елена Уайт постоянно укрепляла''.


«Стены имеют уши»: проблема истинности пророка

В начале 1870-х годов Джеймс и Елена Уайт посещали летние собрания на природе в Висконсине и Миннесоте. Они прибыли на площадку одного импровизированного лагеря, когда собрание уже началось, люди уже удобно устроились под тентом большой, похожей на цирк палатки, а выступающий был поглощен своей речью.

Чета Уайт на секунду задержалась на пороге собрания. Затем Елена взяла Джеймса под руку и вместе они прошли мимо центральных рядов и спустились к первому ряду. Джеймс сел, а Елена осталась стоять. Глядя снизу вверх на служителя и указывая на него пальцем так, как могут указывать только пророки, она прервала проповедь, сказав перекрывающим все громким голосом: «Вам нечего делать за этой кафедрой. Вы не тот человек, который может нести весть людям».

Оратор замолчал. На лицах собравшихся было удивление. Если бы эти люди уже тогда знали то, что они узнают о Елене Уайт позже, то благоговение перед ней было бы еще больше. Ведь она никогда не была знакома с выступавшим и даже не встречала его раньше, не знала о нем ничего, кроме того, что Господь открыл ей в видении.

Ранее в видении миссис Уайт слышала только голос этого человека. И Господь дал ей указание, что когда она услышит этот голос, то должна сообщить следующее:

«Скажи ему, что он не может проповедовать людям. В другом штате есть женщина, которая называет его мужем, и ребенок, который называет его отцом. И в этом лагере есть женщина, которая называет его мужем, и ребенок, который называет его отцом».

После того, как Елена Уайт передала эту весть, проповедник пулей слетел с возвышения и исчез. Его проповедь, как Восьмая симфония Шуберта, осталась навсегда незаконченной.

В то утро среди собравшихся был родной брат проповедовавшего. Теперь он вышел и признал, что все, сказанное Еленой Уайт, истина. Выступавший действительно некоторое время вел двойную жизнь и, конечно, заслужил это необычное возмездие. Дух Божий благословил это собрание. Великое возрождение духовности и святости в жизни многих последовало за этим событием.

Кто сообщил миссис Уайт эти интимные подробности личной жизни другого человека? Может быть, были «уши» у стен спальни? Ясно, что президенты Р. Рейган, Дж. Картер и Р. Никсон - не единственные государственные лидеры, у которых были проблемы с «утечкой» подобной «секретной» информации. Это только наиболее современные нам примеры. Такая утечка в лучшем случае может раздражать и нервировать, а в худшем - разрушает профессиональную карьеру и репутацию. Попытка «замазать» подобную течь в деле о Уотергейте стоила Никсону президентского кресла.

Один из первых известных случаев утечки государственных секретов произошел 2800 лет назад, около 850 г. до Р. Хр. Венадад II - правитель Арамейского (Сирийского) царства в Дамаске - собрал своих главных советников, чтобы обсудить самую неразрешимую и досадную проблему. Он вел войну с Израилем. И каждый раз, когда царь отправлял своих солдат в засаду, чтобы подавить силы противника, тот избегал столкновений. Казалось, Израильтяне узнавали о его стратегических планах заранее. Сирийский царь пришел к достаточно разумному заключению: в Дамаске должен быть предатель, и он решил вычислить его.

После того как царь рассказал о своих планах, один из его советников предположил другой вариант происходящего. «В лагере сирийцев предательства нет», - заверил он царя, - но "Елисей пророк, который у Израиля, пересказывает царю Израильскому и те слова, которые ты говоришь в спальной комнате твоей"« (4 Дар. 6:12).

Царский советник сказал правду, которая удивляла, выводила из равновесия и даже злила людей в разные века. У пророков, кажется, есть невидимые каналы, через которые к ним поступает секретная информация. Открывая эту информацию, они могут создать различные «проблемы», заключающиеся в неприятных последствиях и даже утратах. Как и произошло в случае с Еленой Уайт и незадачливым проповедником.

Другое интересное событие произошло в утренние часы 11 июня 1887 года. Елена Уайт, которая только что прибыла в Мосс (Норвегия) из Копенгагена (Дания), проснулась, чтобы написать письмо управляющему адвентистским санаторием в Калифорнии, который находился на расстоянии 8 тыс. миль. Она писала ему:

«Ночью я видела Вас в компании с сестрой-хозяйкой учреждения. Что касается вашего внимания, проявленного друг ко другу, то вы могли бы быть мужем и женой... Сестра - никогда не станет той, какой она была. Вы оба виновны перед Богом.

Елена Уайт не обвиняла этих двух женатых служащих в прелюбодеянии, хотя и подразумевала это. Это было сказано так, словно Бог давал провинившейся паре возможность исповедаться и покаяться. Управляющий, однако, отрицал свою вину. В ответ он выдвинул обвинение в том, что Елена Уайт подрывает его авторитет в учреждении. Тогда у Елены Уайт не осталось иного выбора, и несколько месяцев спустя она писала:

«Когда я была в Европе, мне было открыто то, что произошло. Голос сказал: "Следуй за мной, и я покажу тебе грехи, которые творятся теми, кто занимает ответственные должности". Я прошла через комнаты и увидела, что Вы, страж на стенах Сиона, находились в очень близких отношениях с чужой женой, предавая священные истины и распиная Вашего Господа вновь... Она сидела у Вас на коленях; Вы целовали ее, она целовала Вас. Мне были представлены и другие сцены ласк, чувственных взглядов и действий. Это заставило меня содрогнуться от ужаса в душе. Ваша рука обнимала ее талию, а выражаемая Вами нежность действовала на нее завораживающе. Затем открылся занавес и мне было показано, что Вы находитесь в постели... Мой спутник сказал: "Беззаконие, прелюбодеяние. ..» Вы никогда не были в одиночестве. Та же рука, которая выводила буквы на стене дворца Валтасара, заносила в Небесные книги дела и слова, которые заставляли Христа стыдиться за Вас.

Даже и тогда пророк Господа не обличил эту пару публично. В результате второго письма было созвано закрытое собрание, на котором состоялось смиренное покаяние брата А, и сестры Б.

Это был далеко не единственный случай супружеской неверности, которые пророчица, согласно явленному ей видению, была призвана обличить. Два потрясающих примера были доверены мне людьми, лично пережившими достаточно драматичный опыт общения с Еленой Уайт.

В 1950 году я, молодой пастор, встретил в Лос-Анджелосе Элба Сэма Гамельтона, которому было тогда уже около 65 лет. На пороге нового столетия Сэму исполнилось 16 лет и он жил в городке Св. Елена, штат Калифорния. В то время Елена Уайт вернулась из Австралии и приобрела дом «Элмсхавен» в той же общине. Сэм был нездоров и обращался ко многим докторам, но ни один из них не мог поставить правильный диагноз.

Сэм услышал о живущей у подножия горы Хоуэл маленькой семидесятилетней старушке, которую некоторые называли пророком. Кроме того, он узнал, что если она молилась за людей, они со временем выздоравливали. И решил обратиться к ней за помощью. И вот однажды Сэм пришел в «Элмсхавен» и увидел 73-летнюю Елену Уайт, которая стояла на коленях, пропалывая огород. Она увидела приближающиеся к ней ноги, посмотрела вверх и поднялась, отряхивая руки.

Выслушав молодого человека, миссис Уайт внимательно посмотрела на него и сказала: «Сэм, ты болен. По правде говоря, ты умираешь. Но тебе совсем не обязательно умирать. И если ты сделаешь то, что я сейчас скажу, ты проживешь до старости». Она объяснила, что у него ограниченный трихинеллез. Ему следовало немедленно прекратить употребление в пищу свинины. В связи с болезнью ему было бы хорошо прекратить есть мясо вообще. Но его рацион должен быть сбалансирован и он должен получать соответствующие по питательности заменители мяса. Рассказав ему, как изменить привычки в еде, она заметила его растерянный взгляд. Он был в недоумении: как убедить мать сделать такой радикальный поворот в их привычном семейном рационе. И даже если он сможет это сделать, как запомнить все эти рецепты миссис Уайт, которыми она делилась с ним сейчас?

Немедленно поняв ситуацию, Елена Уайт коротко спросила: «Сэм, не хотел бы ты пройти ко мне на кухню, чтобы я показала тебе, как готовить эти блюда?»

«О, да!» - с благодарностью ответил он.

«Тогда приходи завтра в два часа дня».

Он так и сделал. Он продолжал приходить и на следующий день, и на следующий, и на следующий. Затем, когда уроки были закончены, Елена Уайт спросила его, не согласится ли он помогать ей в приготовлении пищи для ее достаточно большой патриархальной семьи. Ей нужен был один помощник, и он мог бы прекрасно справиться. Сэм не упустил предоставившейся ему возможности.

Однажды Елена Уайт вошла на кухню и сказала Сэму: «Пакуй чемоданы». Думая, что это означает увольнение его со службы, Сэм спросил: «Почему?»

«Ты поедешь со мной в Парадиз Валлей, около Сан-Диего. Я приобрела там разорившуюся медицинскую здравницу площадью 20 акров, с источником минеральных вод, где собираюсь открыть еще один санаторий в Южной Калифорнии. Сейчас я собираюсь поехать туда, чтобы наблюдать, как рабочие ведут восстановительный ремонт».

Парадиз Валлей (в пер. с англ.: «Райская Долина») - когда-то цветущая тропическая местность, достойная своего названия. Но в конце столетия засухи, продолжавшиеся там 8 или 9 лет, сделали свое дело. Лужайки увяли, деревья засохли, источники воды иссякли, а плодородная почва превратилась в песок. Далеко не «рай». Пейзаж вокруг был похож на «совсем противоположное место»! Самые удачливые из местных жителей продавали свои имения с большим убытком для себя, другие просто бросали их. Расположить здесь санаторий (который больше всего нуждался в полноценном снабжении водой) казалось вершиной неблагоразумия.

Только ремонт опустевшего теперь здания здравницы на 50 комнат обошелся в 25 тысяч долларов, но само здание и 20 акров земли было куплено всего за 4 тысячи долларов. Миссис Уайт часть суммы заняла у состоятельной вдовы, адвентистки Жозефины Годзайн, а другую часть - в банке). Итак, Елена, взяв с собой Сэма, отправилась в Сан-Диего.

Рабочие были уже наняты. На земле были разбиты две большие палатки: одна - для кухни, а другая - для столовой. Кроме того, для поисков воды был приглашен адвентистский бурильщик скважин из Небраски, Салем Гамельтон, с которым миссис Уайт подписала контракт на сооружение колодца глубиной в 100 футов. (На территории владения уже был колодец, но воды в нем было мало, да и та была испорченная.)

Однажды утром Салем Гамельтон зашел в кухонную палатку, где под руководством Елены Уайт готовился обед для тружеников. Он был обескуражен. Пробурив 98 футов, он не достал ничего, кроме сухой земли и песка. «Я хочу задать Вам вопрос. Господь велел Вам купить это владение?» - спросил он.

«Да! Да!» - с энтузиазмом ответила миссис Уайт. «Три раза мне было показано, что нам следует получить именно это владение».

«Хорошо, - сказал Салем, - я получил ответ. Господь не дал бы нам слона, не снабдив нас водой, чтобы его напоить».

Меньше чем через час бурильщик вновь возвратился в кухонную палатку. Он услышал журчание воды, - казалось, было очень много воды, как будто рядом протекает подземная река! Сэм, случайно услышавший новость, умолял разрешить ему пойти и спуститься в колодезную яму, чтобы тоже услышать «реку». «Хорошо Сэм, хорошо, только сначала сними свой фартук», - улыбнулась миссис Уайт.

Рабочие, копающие колодец, обвязали юного Сэма веревкой и опустили в яму. Он испугался, когда услышал звук быстро текущей воды. Ему казалось, что она вот-вот пробьется и он будет затоплен здесь, внизу. Он подал сигнал, несколько раз дернув за веревку, и был поднят на поверхность. Затем снова опустили вниз Салема, который вскоре пробил отверстие, через которое начала поступать вода. Скоро она стала прибывать так быстро, что Салема пришлось быстро вытянуть наверх, оставив его инструменты на дне колодца.

В ту ночь вода поднялась на 18 футов. Утром воду откачали и прорыли отводной канал. Таким образом водоснабжение было обеспечено.

Полстолетия спустя Сэм Гамельтон рассказал мне эту историю. Он заметил, что многие, даже церковные руководители, сомневались в мудрости вестницы Божией при покупке этого владения: Ни на одной геодезической карте США в той местности не была указана подземная река. Но Бог знал, что там была вода и «Он открыл Свою тайну рабам Своим, пророкам» (Ам. 3:7).

«Когда я был мальчиком, я никогда не сомневался в пророческом даре, - говорил Сэм Гамильтон, - и я никогда не сомневался в этом, став взрослым. Она была тем, за кого себя выдавала и кем ее провозглашала вся церковь. Я знаю. Я был там. Я очевидец».

Гарольду М. Бландену было 12 или 13 лет и он жил в Северном Фитсрое, когда до него дошли слухи, что американская пророчица будет говорить в следующую субботу днем. Гарольд скептически относился к современным пророкам, тем более к американским, и особенно к пророкам женщинам!

Однако Гарольд чувствовал, что ему необходимо прояснить этот вопрос для себя, и он решил пойти на следующей неделе пораньше и занять место во втором ряду, как раз около прохода. Он хотел слышать и видеть все, что будет происходить.

В тот день все места были заняты. На платформе находились церковные руководители, и только два места в середине были пусты. Поезд, на котором должна была приехать Елена Уайт, задержался на два часа. Присутствующие служители песнями, молитвами, свидетельствами и краткими замечаниями удерживали внимание собрания. Наконец дверь открылась и миниатюрная женщина-пророк вошла, держа под руку уважаемого американского миссионера А. Г. Даниэльса. Даниэльс представил ее с кафедры и, отойдя, занял одно из свободных мест сзади. Елена Уайт встала, положила свои записи перед собой, поправила шаль, затем поправила лежавшие перед ней бумаги, посмотрела на людей, улыбнулась и открыла рот, чтобы говорить. Но ни одно слово не вышло из ее уст.

Она выглядела немного удивленной, так же, как и ее слушатели. Медленно она обвела взглядом аудиторию, посмотрела на кафедру, в конспект, подняла голову, улыбнулась и открыла рот, чтобы говорить. Опять ни одного слова. Сосредоточенный взгляд появился на лице пророка и зыбь волнения прокатилась по собранию. Опять она оглядела аудиторию, на этот раз более медленно и внимательно, так, как будто бы искала кого-то определенного. На этот раз она не остановилась, достигнув взглядом последнего ряда, а обернулась и посмотрела на лица служителей, сидящих у нее за спиной. В самом конце сидел высокий худой человек по имени Натаниэль Давис. Она повернулась к Даниэльсу и как бы не веря своим глазам спросила: «Что делает этот человек здесь рядом со мной?»

Так как Елена Уайт повернулась спиной к собранию, лишь немногие услышали это странное замечание. Но Гарольд Бланден, на втором ряду, услышал вопрос и был ошеломлен: «Почему это Натаниэль Давис не должен быть рядом с ней?» - подумал он. Давис, хотя и относительно недавно пришел в адвентизм, был лидером. Он занимал пост редактора австралийского адвентистского журнала «Знамение времени». У него были все права находиться на этом возвышении.

Внезапно Натаниэль Давис во весь рост поднялся над миниатюрной женщиной. Он нахмурился и бросил взгляд, исполненный такой ненависти, какая только может быть у одного человека к другому. Затем он развернулся на каблуках и прошествовал с платформы вдоль по проходу, скрывшись за дверью храма.

Елена Уайт невозмутимо повернулась к залу, подняла голову, улыбнулась и начала говорить. Люди сидели, словно завороженные, в течение часа с четвертью, пока она говорила. После завершения, желая познакомиться с ней лично, они толпились вокруг нее около двери.

Юного Гарольда среди них не было, он направился вместо этого к платформе, решив, что просто обязан узнать значение странного развития событий, свидетелем которых он стал. Он не слышал ни слова из всей проповеди, мысли в его голове совершенно перепутались. И вот что он узнал.

Натаниэль Давис имел массу серьезных проблем - и Елена Уайт 16 августа 1897 года написала ему письмо на пяти страницах. Она начала писать в три часа ночи; первый абзац на второй странице был начат в 2.30 ночи на следующий день; два дня спустя она продолжила письмо. Миссис Уайт описала проблемы брата Дависа, касающиеся денег, спиритизма и шаткой морали («Ваше поведение аморально. Вы позорите дело истины... Вы опасный человек, чтобы предоставить Вас самому себе где бы то ни было»). Как мать может уговаривать заблудшего сына, так Елена Уайт побуждала этого вновь обращенного человека исправить свои неверные пути. Но он не внял ее совету. В тот субботний день он был живым представителем царства тьмы. Бог не позволял Своему посланнику из царства света говорить до тех пор, пока Натаниэль Давис не был изгнан!

«После этого у меня никогда не возникало проблем или вопросов относительно Елены Уайт!» - воскликнул Гарольд Бланден, рассказав мне эту историю. «Некоторые в Австралии сомневались и не верили, но мое мнение было определенно. И у меня не было случая изменить его! Я знаю. Я был там. Я - очевидец».

В возрасте 89 лет Бланден скончался, так и не узнав, что случилось с Натаниэлем Дависом. И я узнал об этом лишь спустя несколько лет. Однажды один из моих коллег, знавший о том, что я интересуюсь окончанием этой истории, вошел в мой кабинет. Он взволнованно помахал зажатыми в руке документами.

Когда в 1900 году Елена Уайт уезжала из Австралии, в церкви ей подарили большой альбом с отрывными листами, рассказывающими о жизни братьев и сестер. Каждая страница была написана человеком, которому девятилетнее служение миссис Уайт на том континенте принесло благословения. И на одной из них был почерк Натаниэля Дависа!

«У меня сегодня приятная возможность и благословение - я могу засвидетельствовать мое почтение перед тем, что совершила сестра Е.Г. Уайт, а также благодарить Небесного Отца за вести, посланные через нее Его народу.

Верная свидетельница в конце концов открыла мне средство, с помощью которого можно было разрушить узы сатаны, когда под влиянием спиритизма я духовно умер.

У меня есть все основания быть глубоко убежденным в том, что сестра Е.Г. Уайт является истинным пророком.

Пусть Господь любви, милосердия, благодати и истины руководит ею и хранит ее в безопасности до конца и продлит дни ее, чтобы она могла продолжать предостерегать, увещевать народ остатка Божия.

Слова, произнесенные царем Иосафатом в 850 г. до Р. Хр., и сегодня так же верны, как и тогда: «Верьте Господу, Богу вашему, и будете тверды; верьте пророкам Его, и будет успех вам» (2Пар. 20:20).


Rambler's Top100