Весть к адвентистам      Знамения      Все статьи      Видео      Псалмы      Беседа      Видео новости       Пишите   
Предостережение Церкви остатка

Пора ли ставить крест на Церкви?


Крест на Церкви АСД

Изменить шрифт:  А  А  А

Rambler's Top100 «Сходство порождает дружбу…» (Платон)

4 ноября в общине г.Синельниково Днепропетровской области произошло примечательное событие. На членском собрании стоял один вопрос: о снятии креста со здания недостроенного молитвенного дома. Крест был установлен по решению руководителей общины, этот вопрос не выносился ранее на обсуждение общего собрания.

Большинство членов церкви были недовольны этим решением и настаивали на проведении такого собрания, которое и состоялось в присутствии руководителей конференции.

Главными аргументами выступающих было нарушение второй заповеди Закона Божьего, а также тексты из Ветхого завета: Второзаконие 4:23, 25; Иеремии 32:34. Дух Пророчества также говорит: «Символом христианства является не наружный знак, не крест на груди или венец на голове, но то конкретное, что открывает союз человека и Бога…» («Служение исцеления», гл. 40, стр. 470).

Запомнились выступления молодых членов церкви: если на церкви стоит крест, то любой православный, войдя, может спросить – почему же отсутствуют иконы? И почему крест нельзя носить на шее? Ведь сказано Иисусом: «Возьми крест свой и следуй за Мной…» И разве нельзя осенять себя крестным знамением? Историки свидетельствуют, что Елена, мать римского императора Константина, совершая паломничество по святым местам, нашла крест, на котором был распят Иисус. С того времени орудие пытки и смерти возвели в ранг святыни. Ему поклонялись, его целовали, у него просили помощи и исцеления…

Невольно напрашивается мысль: если святыней объявили крест, а также гвозди, которые забивали в тело нашего Спасителя, почему не посчитать святыней также и молоток, а заодно и людей, которые забивали «святые гвозди» «святым молотком»?

Слава Господу, руководители конференции поняли нас и не навязывали свою точку зрения. Решением большинства голосов путем тайного голосования (37 против 21) община пришла к решению о снятии креста с крыши молитвенного дома. Это было поручено старшему диакону и выполнено через две недели.

Пусть же люди узнают нас не по внешним опознавательным знакам, а по состоянию нашего сердца, по нашему отношению к ближним.

«По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою…» Это, по словам Иисуса, и есть тот знак, который будет привлекать окружающих нас людей к Богу.

Татьяна Гордиенко, Синельниково

Комментарий старшего пастора Павлоградского района Днепропетровской обл. Михаила Микитюка, который был среди представителей Восточно-Днепровской конференции во время рассмотрения этого вопроса в Синельниковской церкви:

- Для меня крест – это символ христианства. Когда я смотрю на крест, то вижу распятого Христа. Помещая крест на молитвенном доме, мы заявляем о своей принадлежности ко христианскому сообществу. Это эмблема мировой Церкви. Ею мы свидетельствуем, что чтим великую жертву, принесенную на Голгофском кресте.

Противники этого решения из Синельникова говорят, что видят в нём только дерево, идола, поклоняться которому – значит грешить.

http://www.asd.in.ua/archives/77



1. Комментарий православного в защиту вопроса о почитании икон: "Икона - это символ Первообраза, к Которому и обращаются верующие, а не к куску дерева".

Не правда ли, очень похоже на слова пастора Михаила Микитюка? "Для меня крест – это символ христианства. Когда я смотрю на крест, то вижу распятого Христа".

2. Пастор Михаил Микитюк: "Помещая крест на молитвенном доме, мы заявляем о своей принадлежности ко христианскому сообществу. Это эмблема мировой Церкви".


Прочтем описание видения, показанного вестнице Божьей Э.Уайт в момент ее нахождения на собрании в Генеральной резиденции АСД.

«В ту ночь мне приснилось , что я нахожусь в резиденции Генеральной ассоциации.

Я находилась внутри помещения, смотрела через окно, и увидела, что к дому приближается группа людей, шедших по двое. Они направлялись к дому, где я находилась. Они выглядели серьёзными, суровыми и решительными. Я хорошо их знала и потому сразу пошла открыть дверь, чтобы впустить их. И в этот момент я решила: «Ещё раз посмотрю в окно». И в этот раз, когда я посмотрела в окно
…!!».

Как интересно. Помните, подобно тому же, Господь сказал Иезекиилю: «Прокопай стену, войди, посмотри, что они там делают…». А здесь Он говорит Э.Уайт: «Посмотри ещё раз через окно».

«Когда я посмотрела второй раз в окно, то сцена полностью изменилась. Теперь компания смотрелась как католическая процессия. Я знала этих людей. Они были из Генеральной конференции. Один из них держал в руке напротив своего лица крест, а другой нёс кадило».

Помните, как в 8-й главе 11-й стих пророк Иезекииль пишет, что он видел 70 мужей, старейшин дома Израилева, что стояли перед ним. Это была Генеральная конференция во времена пророка Иезекииля. Синедрион из 70-ти мужей! И у каждого из них в руке было своё кадило.

Подобное описывает Э.Уайт. Один держит напротив своего лица крест, а второй несёт кадило.

«Приблизившись к дому, державший кадило начертил круг вокруг дома и сказал три раза: «этот дом описан! Имущество его должно быть конфисковано! Они произносили хулу на наш святой орден!».

Помните? В этом доме находилась посланница Божья. Три раза повторил этот человек: «Этот дом описан». Он повернулся, сделал круг с кадилом вокруг дома и сказал: «всё имущество должно быть конфисковано за то, что они говорили хулу на наш святой орден…» Читаем дальше.

«Меня охватил ужас. Я выбежала из дома, ища, куда бы мне убежать. Я вышла через заднюю дверь за дом и встретилась с компанией. Некоторых из них я знала, но не осмелилась им сказать ни одного слова, боясь, как бы они меня не выдали и не сдали им. Я пыталась найти уединённое место, где бы могла поплакать и поскорбеть».

Помните, как пророк Иезекииль говорит о людях, скорбящих и воздыхающих, о всех мерзостях…? Читаем.

«…где бы я могла поплакать и поскорбеть, не боясь наткнуться на жёсткие, и инквизиционные взгляды людей, которые меня искали. Но со всех сторон всё пространство было переполнено ими. Я часто повторяла: «Что случилось? О, если бы я только могла понять происходящее. Если бы только они мне сказали, что я такого сделала, что я такого сказала? Почему они хотят конфисковать моё имущество? Плача навзрыд и скорбя, я смотрела как конфискуют наше скромное имущество. Я пыталась прочесть сочувствие или жалость во взглядах, окружавших меня. Помню лица многих из них. Так как я их знала, то думала, что они скажут мне слова утешения, или скажут, чтобы я не боялась. Я пыталась приблизиться, но боялась, чтобы другие меня не заметили. Я ожидала, что кто-нибудь объяснит мне, что же происходит! Тогда я решила убежать от толпы, но увидев, что за мной непрерывно следят, не смогла».

Какой загадочный и страшный сон видела сестра Э.Уайт! Этот сон подобен видению, которое было дано пророку Иезекиилю. Сон пророка Иезекииля относится как к его дням, так и к нашему времени. Я думаю, что сон Э.Уайт призывает нас задуматься немедленно и трепетать. А сейчас обратимся к Рукописям Э.Уайт № 102, стр. 1904.

«Я должна найти способ, чтобы пробудить наши, адвентистские церкви. Ведь мы находимся в преддверии страшных событий истории мира, и я не могу позволить, чтобы сатана имел власть над народом Божьим, усыпляя их бдительность, чтобы они продолжали спать и не заметили того, что происходит с народом Божьим. Ныне папство набирает силу, и когда получат свою всемирную власть, весь мир ему поклонится. Мы должны пробудить наш народ, чтобы он сам лично начал изучать Священное Писание. Потому что Бог будет искать Своих верных последователей, и откроет им познание событий будущего. Он откроет им глаза на то, что должно произойти в это последнее время так, чтобы они не были обмануты».


Заключение
Идол - термин, привнесенный из Византии. Образ или кумир - существуют еще и такие термины. А иконы издавна называли - образа...
В католицизме используют статуи Христа и Девы Марии. Все это - лишь символы, и далеко не все, даже служители культов, знают, что же они отражают на деле.

Крест Христа — главный символ христианства, однако трудно было бы представить себе более отталкивающий образ. Для живущих в XX в. крест может быть произведением искусства, украшающим наши церкви, Библии или даже наши тела, но в первом столетии христианской эры он не был эстетическим символом, радующим глаз.

Это было орудие самой жестокой казни, включавшей в себя всеобщий позор и медленную, невыносимую пытку. Публичный позор состоял в том, что приговоренного к смерти заставляли волочить на себе крест (или, по крайней мере, его основной столб) по улицам к месту общественной казни. В ту эпоху, когда не было телевизионных программ и фильмов, удовлетворяющих порочную тягу человека к насилию и жестокости, распятия часто становились самым интересным зрелищем для скучающих, праздно шатающихся людей. С несчастных срывали всю одежду и так пригвождали ко кресту, что они не могли удовлетворять свои телесные нужды или скрыть свою наготу от колких насмешек и оскорблений собравшихся.

Телесные муки, вызываемые распятием, начинались с того момента, когда руки и ноги пробивали острыми гвоздями, а затем оставляли жертву висеть на нестерпимо палящем палестинском солнце. Несчастный был полностью ограничен в движении и поэтому не мог защитить себя от жары, холода или насекомых. Смерть от истощения, вывихов, мышечных растяжений, голода и жажды обычно наступала не сразу. Иногда распятые мучились много дней.

По римскому праву, распятие было высшей мерой наказания для рабов и чужестранцев, признанных преступниками. Его часто применяли для расправы над беглыми рабами и бунтарями. Иисус был осужден Пилатом как политический преступник.

«Крест, — пишет Юрген Мольтман, — это поистине нерелигиозная вещь в христианстве». Страдающий Бог Сын, отверженный людьми и убитый при явном попустительстве Бога Отца (см. главу 5), требует веры вопреки естественному желанию человека. «Для учеников, которые следовали за Иисусом до Иерусалима, Его позорная смерть не была доказательством Его послушания Богу или мученичеством за истину, но отречением от Мессианских притязаний. Она не подкрепила тех надежд, которые они на Него возлагали, но полностью разрушила их».

Проповедь о кресте как таковая была странным основанием для христианской Церкви. «Слово о кресте, — писал Павел, — для погибающих юродство есть, а для нас спасаемых — сила Божия». Такая проповедь была «для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие» (7 Кор. 1:18, 23).

В представлении иудеев всякий казненный через распятие был отвержен своим народом, проклят по Закону Божьему и исключен из Божьего завета с еврейским народом (Гол. 3:13; Втор. 21:23). В свете большинства пророчеств Ветхого Завета они надеялись, что их Мессия будет могущественным Царем, Который победит Своих врагов. Неудивительно, что для иудеев крест Христов был «соблазном».

Язычники считали крестную смерть самой позорной. Римские граждане в целом были законом защищены от распятия. Только люди из самых низших сословий могли быть казнены подобным образом. Каким безумием крест был для язычников, хорошо видно из одного антихристианского настенного рисунка, найденного при раскопках древнего Рима и датируемого II веком. На этом рисунке изображена распятая фигура с головой осла. Вторая фигура стоит поодаль с поднятой рукой. Внизу неровно сделана надпись: «Алексаменос поклоняется своему богу».

Однако, самое главное все же состоит не в том, поместили мы все-таки кусок дерева на фасаде молитвенного дома или нет. Но в том, из каких побуждений при этом исходили. Если мы всеми силами начинаем стараться походить на "мировое христианское сообщество" и пытаемся заиметь его "эмблему", тщательно размывая наши отличительные признаки как народа остатка, то не это ли тот путь, который и приведет к описанным Божьей вестницей событиям в ближайшем будущем? Над этим стоит задуматься.


Rambler's Top100