К списку новостей         Видео новости         Весть к Адвентистам         Видео         Псалмы         Беседа          Пишите   

Цивилизация без морали

Цивилизация под натиском орков


(2Тим 3:2-5) «Ибо люди будут… надменны, злоречивы… нечестивы… невоздержны, жестоки, не любящие добра»


Изменить шрифт:  А  А  А

Источник: religare.ru
Четверг, 11 Октября 2007
Rambler's Top100
Недавно в интернете появилась шокирующая картинка. На плакате, рекламирующем жидкие гвозди, изображена человеческая рука, прибитая большим гвоздем к деревянной перекладине; надпись гласит – "железные гвозди – это прошлое". Некоторые авторы в интернете – известные борцы с клерикализмом – похвалили такую оригинальность и изобретательность "художника"; некоторые даже объявили рекламу "гениальной".

Не скрою, такая игра с Распятием глубоко оскорбляет меня, как христианина; но тут даже не обязательно быть христианином. Любой человек – верующий или нет – увидит на плакате человеческую руку, пробитую гвоздем. Указание на мучительную казнь, которую, как все, верующие или неверующие хорошо знают, применяли в античном мире. Казнь эта состояла в том, что человека прибивали гвоздями (иногда привязывали за перебитые конечности) к кресту или Т-образному столбу, и оставляли висеть, пока не наступала смерть. Перед распятием человека обычно бичевали, так, что металлические или костяные наконечники бичей раздирали его тело до костей. Потом он (или она, женщин, в частности христианских мучениц, тоже распинали) висел под жгучим солнцем, и его грудная клетка вытягивалась так, что для того, чтобы глотнуть воздуха, он должен был приподниматься на пробитых конечностях. Смерть наступала обычно от того, что следующего глотка воздуха он сделать не мог. Именно эта, одна из самых мучительных казней, измышленных человеческой жестокостью, и является предметом игривой рекламы.

Как реагировать на эту рекламу – это не только вопрос отношения к Богу, это вопрос отношения к человеку; это не только вопрос веры, это вопрос элементарной нравственности – того минимального уровня морали, который не дает человеческому обществу превратиться в что-то много худшее, чем стая диких зверей. Это вопрос о том можно ли превращать в предмет шуток и смеха человеческую муку и смерть. Можно ли выпускать плакат, рекламирующий инсектицид, с рекламным слоганом "Газ Циклон Б – это прошлое"? Или, скажем, плоскогубцы, которые бы рекламировал узник с выдранными ногтями и слоганом "Гестаповские щипцы – это прошлое"? Можно ли делать людские страдания и смерть предметом остроумного рекламного креатива? Можно ли потешаться над жертвами мучительных пыток и казней?

Этот вопрос разделяет людей на две категории. Для одних гвоздь, вбитый в человеческую плоть, это прикольно; это подходящий предмет для остроумных шуток. Другие полагают, что есть вещи, над которыми смеяться нельзя; причем эти люди – не обязательно верующие. Эта реклама оскорбляет не только веру; она оскорбляет элементарное чуство благопристойности и цивилизованности. Она порождает конфликт не между верующими и неверующими, а между цивилизованными людьми и варварами, между носителями культуры и ее разрушителями.

Мы живем в странное время, когда статус людей творческих, "художников" присваивают себе не созидатели, а разрушители культуры. У английского писателя Джона Толкина в его знаменитой трилогии "Властелин Колец" фигурируют беспросветно злобные и испорченные существа – орки. Подобно им некоторые люди, увы, склонны проявлять извращенную ненависть ко всякой культуре и всякой святыне. Мы сталкиваемся с этим явлением, когда видим непечатное слово, жирно написанное на белой стене – как будто никакое пространство нельзя оставлять неоскверненным, когда слышим похабные пересказы известных стихотворений, когда видим соотвествующие детали пририсовыванные к картинам – а иногда даже просто изображениям людей на афишах. Если обратиться к недалекому прошлому, эта склонность вполне реализовала себя в революционных матросах, которые просто не могли не нагадить в пианино и не изорвать картины штыками. Сейчас, в более спокойные времена, она проявляет себя в художественных шутках над Распятием – причем такого рода деятельность громко требует, чтобы ее признавали искусством.

Тонкая ткань, которая удерживает цивилизацию от падения в пропасть варварства, соткана из определенных табу – безусловных, необсуждаемых запретов. Один из этих запретов – нельзя насмехаться над чужой болью и смертью. Орочье "творчество" построено именно на последовательном разрушении цивилизационных запретов и развязывании стихии варварства. Люди, которые начинают насмехаться над святыней (не просто не верить, а именно насмехаться), очень быстро приходят к слому всех моральных ограничений; Бутовский Полигон – один из примеров этого. Человек, который считает, что гвоздь, вбитый в человеческую руку, это прикольно – попросту опасен. Он выпал уже не из веры – он выпал из пространства человеческой цивилизации вообще. Нам лучше не дожидаться, пока он появится на пороге нашего дома. Лучше сейчас набраться смелости назвать варваров и хамов именно варварами, а не "художниками, имеющими право на творчество". Конечно, на нас могут вылить ушаты помоев, и мы увидим орочьи народные пляски во всей красе. Но лучше столкнуться с орочьими речами, чем дожидаться, пока одичание перейдет от слов к делу.

Сергей Худиев