Весть к адвентистам      Знамения      Все статьи      Видео      Псалмы      Беседа      Видео новости       Пишите   
Предостережение Церкви остатка

ТРОИЦА

Ересь или обнадёживающий признак?
Троица и пионеры адвентизма. Эллен Уайт


Изменить шрифт:  А  А  А


Джерри Мун, Доктор философских наук, преподаватель церковной истории в адвентистской богословской семинарии в Берриен-Спрингс (штат Мичиган, США)

Источник: sdanet.org
перевод Дмитрия Ненахова


Примером на удивление, как кажется сегодня, является то, что больше, чем через 14 лет после Великого Разочарования 1844г. Джеймс и Эллен Уайт, видимо, всё ещё употребляли свинину. Только после того, как в мае 1863 г. были улажены вопросы церковной организации Эллен Уайт получила первое масштабное видение относительно реформы здорового образа жизни, которое призывало адвентистов к полному воздержанию от свинины и указывало на преимущества перехода к вегетарианскому питанию. Но как же быть с другими животными, перечисленными в Лев.11 как непригодные для употребления в пищу? Прошло ещё 40 лет, прежде чем адвентисты пришли к согласию о том, что устрицы, например, тоже следует исключить из рациона христиан, придерживающихся Библии.

Учитывая этот длительный процесс доктринального развития, в котором активное участие принимали как миряне, так и служители, неудивительно то, что некоторым учениям, принимаемым большинством христиан, эта маленькая, но быстро растущая христианская деноминация уделила внимание довольно поздно.

Адвентистское понимание учения о Троице возникло в результате долгого процесса внимательного исследования, первоначально отвержения и итогового принятия. У первых адвентистов не было вопросов о библейском свидетельстве относительно вечности Бога-Отца, божественности Иисуса Христа «как Спасителя, Искупителя и Посредника» и «важности Святого Духа». Однако, они первоначально не были убеждены в том, что отношения между Отцом, Сыном и Святым Духом лучше всего описываются словом «троица».

Всякий, кто читал какие-нибудь богословские труды о Троице, знает, что между чистыми библейскими высказываниями о Троице и философскими рассуждениями о ней может быть большое различие. Некоторых из тех, кто сталкивался с философскими рассуждениями, можно извинить за сомнения в том, есть ли под ними в действительности какая-то библейская основа. Однако в самом употреблении небиблейских слов для описания библейских понятий нет ничего плохого. Слово тысячелетие, например, – это русский перевод небиблейского латинского термина millennium, обозначающего полностью библейское понятие – тысячу лет из Откр.20. Так и Троица является переводом греческого термина τριάς [триас], обозначающего целое, состоящее из трёх составных частей.

Библейское учение о Троице относится к понятию о том, что Бог един (Втор. 6:4), но Божество (Кол. 2:9) составляется из трёх ипостасей – Отца, Сына и Святого Духа (Мф. 28:19; 2 Кор. 13:14 и т.д.). Термин ипостась указывает на Существо, обладающее личностью, разумом и волей. В отличие от множества богов в политеизме, три ипостаси библейского Божества совершенно едины по своим сущности, характеру и целям, они никогда не разделяются, никогда не конфликтуют, и, таким образом, представляют собой не трёх богов, а только одного Бога.

То, как это можно объяснить, было на протяжении столетий предметом многочисленных размышлений. Но как и полное объяснение понятия о Воплощении – о том, что Божество стало плотью (Ин.1:14) – превосходит человеческие способности, однако является истиной, излагаемой в Библии и принимаемой христианами, также обстоит дело и в случае с Троицей.

Именно здесь и возникает небольшая проблема. Для богословского объяснения Троицы в течение столетий привлекались такие аналогии и иллюстрации, которые были понятны людям определённого времени и в определённом месте и помогали пояснить им это понятие. Эти добавления к данным Писания, однако, иногда выходили далеко за рамки того, что на самом деле сказано в Писании. Имея определённый смысл во время их написания, они иногда казались небиблейскими или даже абсурдными людям других эпох и мест. Некоторые сочинения о Троице представляют собой любопытную смесь Библии, средневековой философии и личных мнений автора.

Это не ускользнуло от внимания некоторых христиан начало XIX века, связывавших учение о Троице с другими традиционными верованиями, которые они лично отвергали. Поэтому случилось так, что американская деноминация под названием «Христианская Связь» пришла к заключению, что учение о Троице, по крайне мере в той форме, с которой они столкнулись, было небиблейского происхождения. Некоторые выдающиеся миллериты, такие как Дж. В. Хаймс, и первые субботствующие адвентисты, включая Джозефа Бейтса и Джеймса Уайта, принадлежали к «Христианской Связи».

Из-за влияния ли этих лидеров, из-за того ли, что другие сами пришли к подобным выводам, среди пионеров-адвентистов, усомнившихся в учении о Троице, были наиболее влиятельные среди них авторы, с одним большим исключением – Эллен Уайт. Какими бы ни были исходные воззрения Эллен Уайт, она в своих книгах никогда не выражала антитринитарных взглядов и в конечном итоге привела адвентистов к пересмотру и принятию библейского понятия о Троице, как мы это увидим далее.

До 1890 г.: Антитринитарные споры

Среди причин, которыми ранние адвентисты обосновывали своё отвержение Троицы, было неправильное представление о том, что в Троице Отец отождествлялся с Сыном. Джозеф Бейтс в 1827 г. писал о своём обращении: «Относительно триединства я заключил, что не могу верить, будто Господь Иисус Христом, Сын Отца, также был и Всемогущим Богом-Отцом, что это было одно и то же существо». Д. У. Халл, Дж. Н. Лауборо, С. Б. Уитни и Д. M. Кэнрайт были того же мнения. И они были правы, отвергая представление о том, что Отец и Сын – это одна и та же личность. Такая идея является древней ересью, отвергающей триединство Бога и утверждающей, что Отец, Сын и Святой Дух неразличимы как отдельные личности.

Ещё одно возражение против Троицы проистекало из неверного представления, будто она подразумевает существование трёх Богов. «Если все они – и Отец, и Сын и Святой Дух – являются по отдельности Богом, то выходит, что есть три Бога», – писал Лауборо в 1861 г.

Третье мнение состояло в том, что вера в Троицу принижает ценность искупления. Поскольку «вечноживущий, самосущий Бог» не может умереть, то если бы Христос был самосущим Богом, Он не мог бы умереть на Голгофе, – рассуждали они. Если же умерла лишь его человеческая природа, то Его жертва была всего лишь человеческой, недостаточной для искупления [см. ниже].

Полагали, что раз Христос назван Сыном Божьим и «началом создания Божьего» (Откр. 3:14), то это доказывает, что Он менее древен, чем Бог-Отец. Утверждалось также, что «имеются различные выражения относительно Святого Духа, которые показывают, что его [в английском тексте употреблено местоимение it, относящееся к предметам и существам, не наделённым личностью. – Прим. пер.] нельзя считать личностью в собственном смысле слова, такие как “любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым” (Рим. 5:5) и “изолью от Духа моего на всякую плоть” (Иоиль 2:28)».

Большинство этих возражений Троицы или основано на недопонимании доктрины о троице, на её крайних искажениях, или умозрительных внебиблейских добавлениях к ней. Ни одно из них не является действительным возражением против подлинного библейского взгляда на единого Бога в трёх ипостасях. Однако все возражения были основаны на библейских текстах. Это показывает, что хотя определённую роль могли сыграть недопонимания и предрассудки, пионеры были едины в том, что они обосновывали свои доводы на Писании. Поскольку они аппелировали к самому Писанию, а не к символу веры как мерилу их вероучения, они должны были рано или поздно раскрыть истину.

1898 г.: Поворотный момент

Поворотный момент для адвентистского понимания Троицы наступил в 1898 г. В этом году Эллен Уайт опубликовала свой монументальный труд «Желание веков», в котором она резко разошлась с позицией большинства пионеров по поводу предсуществования Христа. Она сразу же заявила о сути своих представлений. В третьем предложении говорилось: «От дней вечности Господь Иисус Христос был един с Отцом» [курсив наш]. Однако даже эта фраза не была достаточно однозначной для прояснения её позиции относительно божественности Иисуса. Позднее в своей книге, говоря о воскрешении Лазаря, она процитировала слова Христа «Я есмь воскресение и жизнь» и добавила к ним комментарий из семи слов, которое должно было остановить прилив антитринитарного богословия среди адвентистов: «Во Христе есть жизнь, изначальная, неприобретённая, несотворённая» [стр. 530, выделение наше]. Божественная жизнь Христа не была получена Им в конечном счёте от Отца. Как человек на земле, Он подчинил Свою волю воле Отца (Ин. 5:19, 30), но как самосущий Бог, Он имел власть отдать Свою жизнь и вновь принять её. Таким образом, комментируя воскресение Христа, Эллен Уайт снова утверждала, что Он обладает полнотой божественности и равен Отцу, заявляя: «Спаситель восстал из гроба силой той жизни, которую Он имел в Себе Самом» [стр. 785, см. также два следующих абзаца].

Эти заявления шокировали богословов, руководивших церковью. М.Л. Андреасен, который стал адвентистом всего четырьмя годами ранее, в возрасте 18 лет, и впоследствии стал преподавателем в главной адвентистской семинарии Северной Америки, говорил, что новое представление настолько сильно отличалось от прежнего понимания, что некоторые видные лидеры сомневались, действительно ли это было написано Эллен Уайт. После того, как Андреасен в 1902 г. начал своё служение, он специально ездил в Калифорнию, к Эллен Уайт домой, чтобы выяснить для себя этот вопрос. Эллен Уайт приняла его и «дала ему доступ к своим рукописям». Он привёз с собой «ряд цитат», о которых он «хотел убедиться, были ли они в оригинале, написанные её собственным почерком», – вспоминал он позднее.

«Я был уверен, что сестра Уайт никогда не писала “Во Христе есть жизнь, изначальная, неприобретённая, несотворённая”. Но теперь я нашёл это написанным её собственным почерком, как это и было потом напечатано. Проверив, я выяснил, что это сестра Уайт выразилась именно так».

В «Желании веков» имелись в равной степени бескомпромиссные высказывания относительно божественности Святого Духа. На страницах 669-671 Эллен Уайт неоднократно употребляет в отношении к Святому Духу английское местоимение «He» (Он) [относится к существам, наделённым личностью. – Прим. пер.], и наилучшим образом об этом сказано во впечатляющем заявлении: «Дух должен действовать как возрождающая сила, а без Него жертва Христа была бы напрасной... Греху можно сопротивляться и противостоять только благодаря могущественному влиянию Третьей Личности Божества, Духа Святого, которая проявляет себя не в видоизмененной энергии, но во всей полноте Божественной силы, очищающей сердце» [курсив автора статьи].

Результатом этих и подобных высказываний стало расхождение во мнениях среди служителей и руководителей церкви адвентистов седьмого дня. Некоторые, такие как президент Генеральной Конференции А.Г. Дэниэллс, редактор «Ривью энд Херальд» Вильям Прескотт и Андреасен, приняли эти высказывания как боговдохновенную доктринальную поправку для церкви. Другие, не веря в то, что могли так много лет неправильно мыслить, по-прежнему повторяли старые доводы.

Свидетельство Эллен Уайт, привлекшее внимание к тем местам Писания, значение которых недооценивалось ранее, произвело необратимый сдвиг парадигмы. Когда адвентисты, как верийцы в Деян.17:11, обратились к Писаниям, чтобы посмотреть, «точно ли это так», они стали приходить к растущему консенсусу о том, что базовое понятие о Троице было библейской истиной, которую надлежит принять и усвоить. Эта перемена произошла не за одну ночь, но после 1898 г. в деноминационной прессе не выходило никаких новых антитринитарных публикаций. Такие взгляды ещё содержались в некоторых перепечатках старых книг и статей, но и они были, в конце концов, сняты с печати или отредактированы в свете нового понимания.

Бог редко давал свет посредством видений, пока Его народ не делал всего возможного для исследования того, что было сказано по данному вопросу в Писании. Если бы Эллен Уайт исправляла каждое неполное понимание истины, то некоторые адвентисты не делали бы ничего, а только бы сидели и дожидались, пока она что-нибудь напишет.

Почему поправки не было до 1898 г.?

Кто-то, возможно, удивится: «Если пионеры ошибались в таком основополагающем вопросе, почему Бог не вдохновил Эллен Уайт поправить их в самом начале?» Этот вопрос состоит из трёх: время действий Божьих; метод Его действия через Эллен Уайт; и отношение времени и метода к единству церкви.

Относительно времени общепризнано, что у Бога была определённая иерархия приоритетов для открытия церкви новой истины. Указание печатать материалы пришло в 40-х гг. XIX в., призыв к «организации церкви» пришёл в 50-х гг., а всего через две недели после завершения долгой и вздорной борьбы, приведшей к юридическому оформлению церкви (май 1863 г.), Бог послал всеобъемлющее видение касательно реформы здорового образа жизни. Возможно, Бог увидел, что молодая церковь могла сохраняться без разрушения её единства только при определённом уровне неопределённости и полемики, и поэтому Он умерил скорость открытия нового света, чтобы не ошеломлять верующих.

Время было важно не только в организационном развитии, но и в развитии и исправлении вероучения. Исправляя доктринальные ошибки, Эллен Уайт была очень осторожна, чтобы не нарушить без необходимости церковное единство по вопросам, которые, возможно, и нуждались в поправках, но не были так существенны для практического благочестия, как это думали некоторые. Даже относительно важнейшего вопроса об оправдании по вере, который разрывал церковь на части в 80-х и начале 90-х гг. XIX в., Эллен Уайт первоначально старалась воздерживаться от того, чтобы выступить перед церковью со спорной, производящей разделение позицией. Только после того, как и Г. И. Батлер, и Э. Дж. Ваггонер публично выступили в печати со своим несогласием, Эллен Уайт решила, что поскольку вредное разделение уже было произведено, единственным выходом будет полное обсуждение с целью открытия истины по спорным вопросам.

Она так никогда и не написала статьи, прямо выступающей против неверных взглядов на Божество. Но в «Желании веков» и в других работах она публиковала высказывания, которые нельзя устранить путём истолкования их в ином смысле и которые должны были, в итоге, изменить позицию церкви.

Таким образом, время и метод водительства Божьего через Эллен Уайт отражал не только её заинтересованность в церковном единстве, но и оберегал духовную жизнь церкви и её укоренённость в личном изучении Библии. Если бы каждый раз, когда кто-то изучал Библию и приходил к неполному пониманию истины, его исправляла бы Эллен Уайт, то адвентисты вскоре бы вообще перестали что-нибудь делать, а только сидели бы и ждали, пока она что-то напишет. Исторически прогрессирующее понимание истины всегда включало в себя нащупывание её вслепую, написание трудов с частичным пониманием, которые другие люди должны были впоследствии исправить и продолжить.

В истории адвентистов седьмого дня представляется правилом то, что Бог редко давал свет посредством видений, пока Его народ не делал всего возможного для исследования того, что было сказано по данному вопросу в Писании. Редкими исключениями были те случаи, где Бог, возможно, видел, что на кону стояло слишком много, чтобы ждать, пока естественное развитие событий поставило бы всё на место. Намного чаще Он допускал, чтобы частичная истина или прямая ошибка держалась месяцами или годами, пока люди изучали этот вопрос и оценивали его на основании Писания. Если ошибку можно было опровергнуть по Писанию, Богу не нужно было посылать видение для того, чтобы её поправить.

Хотя первые адвентисты избегали термина «Троица», многое из того, во что они верили, было совместимо с тринитарным догматом, как они время от времени признавали. Пионеры в 40-х и 50-х гг. XIX в. подходили к Библии с точки зрения чрезвычайно важных доктрин, таких как земное и небесное святилища, которые имеют непосредственное отношение к характеру Бога. В цели, поставленной для этого движения Богом, понимание характера Бога было более высоким приоритетом, чем понимание Его природы.

После того, как обширное изучение Библии, подтверждённое откровением, заложило основания учений о святилище и относящихся к нему доктрин, Бог побудил Эллен Уайт посвятить больше времени изучению вопросов о жизни и характере Христа. В связи с этим повторным раскрытием / откровением характера Христа, как в полной Его человечности, так и в полной Его божественности, Он привёл её к тому, чтобы исправить две преобладающие ошибки относительно Христа и Святого Духа. Христа считали менее вечным, чем Отец, а Святого Духа считали просто силой или влиянием, исходящим от Христа и от Отца, а не божественной ипостасью, соравной Христу и Отцу.

Принятие полной вечности Христа и Святого Духа как «Третьей Ипостаси Божества» устранило две главнейшие причины для противления учению о Троице. С новой точкой зрения, изложенной в «Желании веков», адвентисты вновь обратились к своим Библиям и открыли целый спектр информации о Божестве, который они не замечали ранее. Они убедились, что Отец, Сын и Святой Дух были тремя ипостасями Божества. Однако они также обнаружили ясное учение Писания о том, что они были едины по сущности, характеру и волеизъявлению. Таким образом, они составляют из себя одного Бога, а не являются тремя богами. Вера в три ипостаси Божества, составляющие одного Бога, и есть именно то, что обозначает термин «Троица».

По этим причинам лидеры второго поколения пионеров и многие другие после 1898 г. приняли учение о Троице как дальнейшее развёртывание библейских истин, принятых первыми пионерами. Это развёртывание проливает свет на определённую Богом причину того, что первые пионеры неохотно излагали свои догматы официально и абсолютно отказывались голосовать за символ веры – они признавали, что будет открыто больше истины и не хотели препятствовать ей, слишком жёстко определяя свои верования.

Адвентисты седьмого дня и сейчас придерживаются этого принципа. Хотя в 1980 г. они и приняли Изложение Фундаментальных Догматов, они всё же утверждают, что Библия является единственным мерилом их вероучения. Фундаментальные Догматы могут и будут уточняться по мере того, как дальнейшие прозрения будут прояснять старые истины или по мере того, как новые ситуации будут создавать нужду в новых объяснениях миру того, чему учит Библия и того, во что верят адвентисты седьмого дня.

Дополнительный материал:

Что произошло с Божеством Христа, когда Он умер?

Статья, опубликованная ранее в Review & Herald 1999

Одним из доводов первых адвентистов против учения о Троице было то, что если бы Христос вечно предсуществовал вместе с Отцом, Он был бы бессмертным, и таким образом, не мог бы умереть на Голгофском кресте.

Для того, чтобы защитить реальность Его смерти, пионеры чувствовали необходимость отказаться от мнения, что Христос обладал предвечным божественным бессмертием. Эллен Уайт ясно отвергла это рассуждение, объясняя, что когда Иисус умер на кресте, «Божественная природа не умерла. Умерла природа человеческая» (MS 131, 1897). Она также писала: «Человеческая природа умерла, божественная – нет» (Youth's Instructor, 4 августа 1898 г. обе цитаты содержатся в «Библейском толковании АСД», 5:1113).

Объясняя, что умерла лишь человеческая природа Христа, она никоим образом не преуменьшала божественный компонент Христовой жертвы на Голгофе. Божественная природа Христа не умерла, но претерпела нечто худшее: разрыв Троицы. «Христос ощутил, что Его единство с Отцом было нарушено» (Желание веков, 686) и претерпел «невыразимую боль... от того, что от Него скрылось лицо Его Отца» (там же, 755). «То, что лицо Бога в этот час крайней боли отвернулось от Спасителя, пронзило его сердце такой скорбью, которую людям не понять никогда». Христос «боялся, что грех был столь оскорбителен для Бога, что Их разделение будет вечным». Она объясняет, что «именно чувство греха, навлекающего гнев Отца на [Христа] как заместителя человека,… пронзило сердце Сына Божия» и вырвало из Его уст предсмертный крик: «Боже Мой, Боже Мой, для чего Ты Меня оставил?» (там же, 753-754).

Таким образом, она вознесла жертву Христа намного выше, чем просто человеческую смерть, потому что в ней произошёл этот разрыв, «временное разделение таинственного единства» Троицы (Erwin R. Gane, "The Arian or Anti-Trinitarian Views Presented in Seventh-day Adventist Literature and the Ellen G. White Answer" [M.A. Thesis, Andrews University, 1963], 92, 95).

Хотя божественная природа Христа не могла погибнуть, она претерпела безмерное страдание разлуки с Отцом, с которым Он был до тех пор вечно един.

Были ли первые адвентисты арианами?

Арианство было учением об Иисусе, которое возникло в IV веке. Хотя оно было отвергнуто на Никейском соборе в 325 г., борьба вокруг него продолжалась после этого ещё полвека, так как наследовавшие друг другу императоры навязывали то арианство, то тринитарианство как официальную точку зрения церкви.

Суть учения Ария была в том, «что Сын Божий был не вечен, а сотворён Отцом из ничего как орудие для творения мира; и, следовательно, Он был по природе не Богом, а изменчивым [смертным] существом, а Его достоинство как Сына Божия было дано Ему Отцом из-за предвидевшейся Им постоянной праведности» (Оксфордский словарь христианской церкви, статья «Арианство»). Пионеров-адвентистов иногда называли не арианами, а скорее «полуарианами», потому что хотя они хотя и верили в то, что Христос имел начало, их взгляды всё же немного отличались от второй части определения арианства. Адвентисты верили, что Христос действительно был причастен собственной сущности Бога и, таким образом, был не «просто» одним из существ, хотя они и считали, что когда-то, в отдалённый предвечный момент, Бог-Отец дал Ему жизнь.

Однако, и арианская, и полуарианская позиции были решительно опровергнуты Эллен Уайт в «Желании веков» (cf pp. 530, 785; см. также Комментарии Э.Г. Уайт, Библейское толкование АСД, 5:1113.)